Четвертое свойство информации

12.02.2018 Седов Олег , главный редактор

Есть люди, которых трудно чем-то удивить. Я же время от времени напоминаю со стороны шарпея, у которого глаза от удивления вылезли за пределы лба. Вот на прошлой недели, после публикации о покупке одной компанией другой у меня проявился очередной симптом шарпея.

Ну посудите сами…

В самом начале статьи автор честно призналась, что ни один из фигурантов сделки не согласился дать комментарии. Это значит, что все, фактов нет и темы для публикации тоже. Но тут же нашлись хорошо информированные эксперты, со слов которых автор публикует материал о готовящемся M&A (Mergers and Acquisitions). Винить автора? Ну возможно. Хотя уже и это моветон. Источники информации для прессы настолько редки, что прежде чем поставить под сомнение достоверность их сведений, нужно вначале подтвердить авторитет самого источника в данном вопросе. Одной подписью и должностью это не решается. Но если это сделать, то публиковать-то будет нечего. Замкнутый круг? А вот и нет. Выход очень прост. И однажды я стал очевидцем такого выхода из затруднительной ситуации.

На календаре 21 века был 2003 год. Примерно февраль. По приглашению компании ТНК меня включили с состав пресс-тура в Нижневартовск. Изюминкой программы тура был заявлен пресс-брифинг с первым вице-президентом, руководителем блока экономики и финансов, Иосифом Бакалейником. Мы летели двумя самолетами. Чартер для прессы и менеджеров среднего звена. И Бакалейник с помошниками на собственном самолете. Тогда я не часто встречал людей, которые жили и работали в самолетах и для меня уже это было удивительно. Но именно интересом к CFO Тюменской компании и объяснялся интерес нефтяной прессы в составе пресс-тура в Нижневартовск. Их было большинство!

В то время Ходорковский вел активные переговоры о слиянии ЮКОСа с «Сибнефтью» Романа Абрамовича. Более того, в перспективе речь шла о продаже доли будущей объединенной компании кому-то из американских гигантов, типа ExxonMobil или Chevron. Иными словами Ходорковский в то время был в двух шагах от того, чтобы стать совладельцем крупнейшей нефтяной компании мира!

22 апреля 2003 года главы ЮКОСа и «Сибнефти» официально объявили о слиянии компаний. Объединённая компания получила название "ЮкосСибнефть". Её возглавил Михаил Ходорковский, бывший в то время председателем правления НК "ЮКОС", президент "Сибнефти" Евгений Швидлер получил пост председателя совета директоров "ЮкосСибнефти".Осенью 2003 года сделка по слиянию была завершена! Но 28 ноября 2003 года на собрании акционеров "ЮКОСа" было объявлено о прекращении процесса объединения "ЮКОСа" и "Сибнефти". Инициатива по расторжению исходила от акционеров "Сибнефти". «За время, прошедшее с момента заключения сделки, положение "ЮКОСа" значительно ухудшилось из-за конфликта с государственными органами РФ. Акционеры "Сибнефти" выразили намерение отказаться от объединения с "ЮКОСом", чтобы минимизировать негативное влияние на принадлежащие им активы».

 

Но в феврале 2003 года в засыпанном снегом Нижневартовске я ничего этого не знал, не понимал масштаба и последствий сделки, да и никто из коллег журналистов не мог этого тогда знать. Однако, нефтяная пресса на меня произвела очень сильное впечатление. Они были очень глубоко в теме, ссылались на разрозненные факты из которых пытались сложить какую-то внятную картину рынка и перспектив. Бережно относились к вопросам коллег, но старались перебить, чтобы успеть задать свои вопросы. Больше двух часов Бакалейник терпеливо отвечал на наши вопросы. Они не были согласованны и заранее подготовлены. Все было очень жестко. ИТ-пресса пыталась, что-то спрашивать, но была затоптана под прессом другой более значимой темы.

За два с лишним часа Бакалейник ни разу не изменился в лице и не сильно разнообразил эмоции. Он внимательно слушал вопрос, иногда перебивал «да, я вас понял. Спасибо …» и начинал отвечать. Но как только вопрос напрямую или вскользь касался темы покупки Сибнефти, Бакалейник резко ставил точку «еще раз повторяю, я не могу и не буду комментировать ход переговорного процесса. Я смогу прокомментировать только его результаты, когда они будут достигнуты и объявлены»!

Все! И точка.

Ответ на вопрос «почему я не могу ответить на вопрос» это тоже ответ! А вовсе не «спикер слился». Слился это когда льет воду, а не говорит по существу, когда своими рассуждениями подменяет факты. Желание комментировать все и всем добавляет информации и его источнику очень странное свойство. У информации не три свойства, как принято считать (доступность, целостность и конфидециальность), а уже четыре! Достоверность! И как следствие авторитет и репутация источника.

К этой статье написано 5 комментариев

Перейти к обсуждению
Тема блога: